Рынки: 06.08.2020

Москва
Берлин
Лондон
Нью-Йорк
Токио

Mangazeya вновь снизила добычу золота

08.02.2017 в 22:44 - (Alex) Алексей Иванов Вернуться обычный режим
Просмотров : 2230
Снижение добычи золота продолжается ...
Mangazeya Mining Ltd отчиталась о результатах производственной деятельности в 2016 году. Так, за отчетный период компания снизила производство золота на 19,2% по отношению к показателю 2015 года — до 27,4 тыс. унций.. Компания объясняет такое падение объемов снижением содержания золота в руде. В 2016 году Mangazeya Mining Ltd переработала 5,010 тыс. кубометров горной массы и увеличила средний коэффициент вскрыши на 58,1% по отношению к 2015 году благодаря началу разработки новых участков карьера. Всего в прошлом году было добыто 926 тыс. тонн руды со средним содержанием золота 1,1 гр/т (снижение на 32,5%). Кроме того, в 2016 году было реализовано 27,5 тыс. унций золота, что на 18,2% меньше, чем в 2015 году. — 2016 год был непростым для нас, однако компания смогла увеличить добычу горной массы почти на 24%. Мы с оптимизмом смотрим в 2017 год, — сообщил генеральный директор Mangazeya Mining Ltd. Роман Кашуба. В 2017 году компания планирует продолжать строительство горно-обогатительного комбината на месторождении Наседкино в Забайкальском крае и рассчитывает на производство около 29 тыс. унций золота на Савкинском месторождении по итогам года. 
Справка 
Месторождение Савкинское является основным активом компании, расположено в Забайкальском крае, в 400 км к востоку от Читы и в 15 км от китайской границы. Участок относится к Нерчинско Заводскому району. Добыча на карьере началась в 2008 году, мощность по переработке руд составляет около 1 млн. тонн в год. Ресурсы месторождения по кодексу JORC составляют 10,2 т золота.. Также строится комбинат на месторождении Наседкино (ресурсы 20,8 т) в Могочинском районе Забайкальского края. На Золинско-Аркиинской площади ведутся геологоразведочные работы.
Источник: nedradv.ru
Дополнительно по теме: 
Блеск и нищета "золотых" акций 
Российский "Полиметалл" - точнее, его новое джерсийское воплощение, Polymetal International plc - бесстрашно начал road show публичного размещения на Лондонской фондовой бирже на сумму до $500 млн.
 Москва. 25 октября 2011. INTERFAX.RU 
 Пока инвесторы с замиранием сердца следят за развитием событий в мировой экономике и при малейшем шорохе выводят средства из мало-мальски рискованных активов, российский "Полиметалл" - точнее, его новое джерсийское воплощение, Polymetal International plc - бесстрашно начал road show публичного размещения на Лондонской фондовой бирже на сумму до $500 млн. Впрочем, акции Polymetal Int вне зависимости от исхода IPO наверняка окажутся на бирже (вопрос только в том, со стандартным листингом или с премиальным), да и интрига с ценообразованием заметно смазана из-за наличия торгуемых пока что акций и GDR российского АО, которые до 26 октября обмениваются на акции Polymetal Int в соотношении 1 к 1. Однако в этой связи грех не вспомнить, что "по-настоящему" российские золотодобывающие компании в последний раз размещались на бирже в далеком 2007 году, когда тот же самый "Полиметалл" продал на РТС, ММВБ и LSE свои акции и GDR на $600 млн. ЛИШНИЕ ЛЮДИ  
Еще летом финансисты оптимистично указывали, что, несмотря на присутствующий негатив, в целом первое полугодие было весьма успешным для российских размещений: по итогам 12 сделок компании привлекли около $8 млрд, то есть примерно столько же, сколько за весь 2010 год. Однако отечественные золотодобытчики, как, впрочем, и российские металлурги вообще, на этот праздник жизни не попали - ни одно из немногочисленных заявленных размещений компаний сектора так и не состоялось.
 "В 2011 году, когда рынки окончательно "оттаяли" после кризисной заморозки, ни одному российскому золотодобытчику так и не удалось провести IPO, - указывает эксперт по рынку драгметаллов, бывший руководитель комитета по драгоценным металлам Ассоциации российских банков Сергей Кашуба, - хотя цены на золото регулярно обновляли исторические максимумы и драгметалл находился на пике ликвидности. Более того, ряд российских компаний из других секторов разместились вполне успешно, так что ссылки на плохой рынок малоубедительны. Причины явно в чем-то другом". Примечательно, что большинство из тех, кто собирался на биржу в конце 2010 года, ни в 2010, ни в 2011 году туда вообще не пошли. В частности, отодвинулись на неопределенно-отдаленную перспективу анонсированные в начале-середине прошлого года планы по размещению "Золота Камчатки" Виктора Вексельберга, "Селигдара" и группы компаний "Высочайший". "Высочайший", правда, сумел заключить пусть и не публичную, но все же знаковую сделку, продав Европейскому банку реконструкции и развития (ЕБРР) допэмиссию на 5,26% за 1,5 млрд рублей. Сделка стала первой за 6 лет инвестицией ЕБРР в российскую золотодобычу, причем довольно крупной - до нее за 20 лет банк вложил в отрасль в совокупности около 60 млн евро.. Компания же, в свою очередь, хоть и частным порядком, но получила долгожданную оценку в $1 млрд.
  ЗДРАВСТВУЙ, ТЕМЗА! 
Если после дебюта "РусАла" в Гонконге в начале 2010 года российские золотодобытчики через одного упоминали эту площадку в качестве потенциального места размещения, то в 2011 году интерес к азиатской экзотике заметно поутих, и все взоры обратились на старый добрый Лондон. Единственным исключением, да и то с натяжкой, можно считать УК "Дальцветмет" президента "Интергео" Максима Финского, которая в самом конце 2010 года провела обратное поглощение (reverse takeover, RTO) небольшой компании с листингом в Торонто, в результате чего оказалась на TSX под именем White Tiger Gold Ltd. По традиционной же схеме IPO в этом году ранее пытались провести Nordgold, "Западная" и "Геопромайнинг" (GeoProMining, GPM) - компании очень разные и по масштабам, и по специфике, и по причинам, обусловившим неудачу размещения в дополнение к пресловутой "неблагоприятной рыночной конъюнктуре". Сразу необходимо отметить, что информации о том, почему именно разрабатывающая полиметаллические и золоторудные месторождения на территории РФ, Армении и Грузии GPM решила провести IPO, а потом отказалась от этой мысли, крайне мало. По словам участников рынка, компания рассматривала в качестве возможного организатора сделки Citi и планировала этой осенью привлечь в Лондоне около $200 млн, но передумала еще до рассылки предложений об участии в сделке (request for proposals, RFP) и встреч с потенциальными инвесторами, так и оставшись для них идеально темной лошадкой. Правда, произошло это в самом конце августа, когда перед фондовыми рынками уже отчетливо маячили призраки черной осени 2008 года, и конъюнктура действительно была хуже некуда. По словам источников "Интерфакса" в отрасли, GPM не отказывается от планов по размещению, отложив их до улучшения ситуации на рынках.  
"ЗАПАДНАЯ" ПОПЫТКА
 В свою очередь, малоизвестная за пределами отрасли компания "Западная" (Zapadnaya Gold Mining Ltd), работающая на золоторудных активах в Якутии, Бурятии и Забайкальском крае, по данным британской прессы, изначально предполагала разместиться до середины лета, чтобы "проскочить" до августовского отпускного затишья. Единственным букраннером была Liberum Capital - компания, выступавшая в качестве одного из лид-менеджеров IPO "РусАла" и IRC в Гонконге и Glencore в Лондоне. Будучи одним из номинированных советников (nominated adviser, nomad) лондонской площадки альтернативных инвестиций (AIM), Liberum также выступал в этом качестве при первичных размещениях на AIM таких компаний, как Waterlogic (привлекла 48,5 млн фунтов стерлингов в июле 2011 года), Hummingbird Resources (30,1 млн фунтов, декабрь 2010 года), Zanaga Iron Ore (62,1 млн фунтов, ноябрь 2010 года), Ncondezi Coal (35,6 млн фунтов, июнь 2010 года), играя также роль брокера. "Западная" в 2010 году произвела 67,8 тыс. унций золота на месторождениях Бадран и Кедровка и получила $24,8 млн чистой прибыли при EBITDA $32 млн и выручке $79 млн. Компания, владельцами которой являются физические лица, предполагала продать в Лондоне допэмиссию на $80 млн для финансирования своего третьего проекта - месторождения Александровское в Забайкальском крае. К середине 2014 года добычу на этом проекте предполагается вывести на производительность около 60 тыс. унций драгметалла в год, общие капзатраты на него ожидались на уровне $100 млн. Стоимость "Западной" до размещения Liberum оценила в $172-189 млн (при чистой денежной позиции в $13 млн). Нижняя граница диапазона соответствовала отношению стоимости компании к прогнозной EBITDA на 2011 год ($39,5 млн от двух действующих активов) в размере 4,4, верхняя - 4,8. При этом оценка стоимости действующих активов была определена исходя из мультипликаторов EV/EBITDA от 3,8х (-10% к мультипликатору для Highland Gold Mining, HGM) до 4,2х (на уровне HGM). Александровское же из-за отсутствия оценки запасов по JORC и неопределенности итоговых капзатрат было оценено банкирами в 1/2 чистой приведенной стоимости ($21,4 млн). В итоге средний мультипликатор EV/EBITDA для "Западной" до размещения составил 4,6х - почти на 10% выше, чем у HGM, но на 4% ниже медианы по другим публичным российским золотодобытчикам, и на 39% ниже, чем у уже торгующихся в Лондоне нероссийских конкурентов. Ресурсная база "Западной" по JORC была оценена международной консалтинговой компанией SRK в 2,8 млн унций золота (в том числе 413 тыс. унций вероятных запасов на Бадране и Кедровке со средним содержанием драгметалла в 15,8 грамма на тонну), к 2014 году ее предполагалось увеличить до 5 млн унций.. При этом годовая мощность добычи на трех активах ожидалась в объеме порядка 150 тыс. унций.. Исходя из средней оценки "Западной" в $180 млн ($194 млн стоимости акционерного капитала минус чистый кэш) и объема ресурсной базы, стоимость запасов золота в земле составляла $437 за унцию, ресурсов - $63 за унцию.. Текущая дороговизна запасов (+39% к российским конкурентам), по мнению Liberum, в скором времени нивелировалась бы благодаря их приращению за счет Александровского. Ресурсы же, наоборот, были оценены на 42% дешевле, чем средние для российского рынка $111 за унцию, что объяснялось значительным (около 51%) весом малодостоверной предполагаемой (inferred) категории.
 НЕ ТУДА ПОШЛИ  
Если о справедливости предложенной оценки стоимости "Западной" опрошенные "Интерфаксом" участники рынка высказывали разные мнения, то выбор для размещения основной площадки (main market) LSE вызвал у них единодушное удивление. На этапе становления компании для выхода на Лондонскую биржу традиционно пользуются площадкой альтернативных инвестиций AIM, созданной специально для небольших и рискованных предприятий, которые не могут претендовать на банковские кредиты в $100-200 млн. С капитализацией после размещения на уровне $270 млн "Западная" оказалась бы вровень с компаниями из второй половины списка FTSE AIM 100. Собственно, по этому пути идет подавляющее большинство размещающихся в Лондоне "с нуля" золотодобывающих компаний. Так, HGM, капитализация которой этим летом составляла около $800 млн при ориентире по выпуску на 2011 год свыше 200 тыс. унций золотого эквивалента и EBITDA за первое полугодие в $88 млн, по сей день торгуется на AIM. Входящий в первую тройку российских золотодобытчиков альянс Petropavlovsk, образованный в результате объединения Peter Hambro Mining и Aricom весной 2009 года, перешел с AIM на основную площадку после слияния при капитализации объединенной компании около $1,3 млрд, после чего вошел в индекс FTSE 100. Сложно сказать, что именно побудило акционеров "Западной" пытать счастья в "большом" Лондоне - но то, что привычные к совсем другим масштабам бизнеса местные инвесторы восприняли компанию без особого энтузиазма, никого не удивило. 
 НЕ ПРОДЕШЕВИЛИ  
Шестью месяцами ранее первое из несложившихся "золотых" IPO этого года - компании Nord Gold N.V., ранее известной как "Северсталь Золото" - не сложилось тоже на основной лондонской площадке. Впрочем, в случае Nordgold сомнений в обоснованности выбора main market не было - как-никак, "дочка" сталелитейного холдинга в 2010 году произвела 589 тыс. унций драгметалла при показателе EBITDA на уровне свыше $350 млн, а к 2013 году планирует выйти на уровень в 1 млн унций.. Исходя из заявленного ценового диапазона, Nordgold претендовала на оценку капитализации после размещения в коридоре $4-5 млрд, предлагая рынку приобрести 25% компании за $1 млрд по нижней границе. По словам знакомых с ходом размещения собеседников "Интерфакса", компания в принципе не рассматривала возможность снижения цены относительно объявленного диапазона, так как это означало бы ее капитализацию на уровне компаний с гораздо меньшими объемами добычи. В качестве одного из конкретных примеров, в частности, источники приводили западноафриканскую Semafo - при объеме выпуска около 250 тыс. унций золота в год она в тот момент имела капитализацию на уровне $3 млрд. А так как Nordgold, в отличие от других российских компаний, существенную часть своего золота добывает в Западной Африке, то компания и организаторы IPO при выставлении цены ориентировались не столько на "Полюс", "Полиметалл" и Petropavlovsk, сколько на заморских конкурентов. Так, аналитики Credit Suisse оценили будущую капитализацию компании в диапазоне $4,5-5,3 млрд, что соответствовало EV/ EBITDA в пределах от 8,4х (при среднем по российским конкурентам мультипликаторе в 7,9х) до 9,7х - среднего показателя для западноафриканских компаний. Упомянутая выше Semafo, кстати, на то время торговалась с рекордным даже для этого региона мультипликатором 13,9х - против 9,9х у "Полюса" и 7,9х у "Полиметалла". На основании усредненных показателей по российским и африканским конкурентам Nordgold стоимость запасов золота в земле была оценена примерно в $450 за унцию, ресурсов всех категорий - в $222 за унцию.. Для "Полиметалла" на середину января данные мультипликаторы составляли $403 и $214 за унцию соответственно, для "Полюса" - $162 и $109 за унцию.. При всей логичности подхода убедить инвесторов в справедливости оценки так и не удалось. Возможно, отчасти сказался и тот факт, что почти половину предложения составляли бумаги акционера, а почти половину ожидаемой выручки от продажи допэмиссии в $540 млн, в свою очередь, предполагалось направить на погашение долга Nordgold перед "Северсталью" (РТС: CHMF) (около $200 млн). Как бы там ни было, по итогам сбора заявок участники рынка характеризовали ситуацию с заполнением книги в лучшем случае как "очень грустную", а сама Nordgold объявила о нецелесообразности продолжать предложение "на условиях, которые существенно занижали бы стоимость компании". 
 СЛИШКОМ ДОРОГО, ЧТОБЫ ПОКУПАТЬ  
Говоря (в том числе и в рамках публичных выступлений) о причинах застоя на рынке российских "золотых" IPO, большинство аналитиков и отраслевых экспертов сходятся во мнении, что среди размещений конкурентов из других развивающихся стран российские компании, как правило, выделяются в той или иной степени завышенной на общем фоне оценкой. "Почти все основные крупные российские золотодобытчики уже публичны, - напоминает аналитик "ВТБ Капитала" Николай Сосновский. - Более мелкие же компании зачастую приходили с завышенными на фоне дорогого золота ожиданиями. А рынок, наоборот, требовал дисконта из-за небольшого масштаба бизнеса, качества активов и небольшого по сравнению с лидерами опыта". Также задачу заметно осложняла волатильность последних лет: оценки, казавшиеся реалистичными на момент подготовки размещения, к началу road show зачастую оказывались завышенными в глазах инвесторов, настаивавших на дополнительных дисконтах за участие в рискованных и малознакомых активах в России, добавляет аналитик.. Мало кто найдется инвесторов, готовых платить за неизвестные им, по большому счету, активы столько же, сколько стоит компания с длинной публичной историей, отмечает Сергей Кашуба. "Российскую компанию, которая только выходит на открытый рынок, вряд ли кто-то оценит по тем же мультипликаторам, с которыми торгуются годами присутствующие там "Полюс" и "Полиметалл". И когда те же "Полюс" и "Полиметалл" только размещались, они размещались не по нынешним своим мультипликаторам", - говорит бывший руководитель комитета по драгметаллам Ассоциации российских банков.. Аналитик "Уралсиб Кэпитал" Валентина Богомолова, в свою очередь, указывает, что инвесторы сейчас с осторожностью относятся к оптимистичным производственным прогнозам добывающих компаний и не готовы рисковать ради потенциально высокого роста. Опыт последних лет наглядно показал, что даже у признанных лидеров рынка и кратко-, и долгосрочные планы по увеличению добычи крайне чувствительны к таким мелочам, как смена состава руды, пара застрявших по дороге от поставщика экскаваторов или неудачный зимник. Все основные российские золотодобытчики выходили на публичное поле при относительно стабильных (во всяком случае, на сегодняшнем фоне) ценах на золото.. Нынешнее же ценовое ралли - это палка о двух концах, полагает аналитик "ТКБ БНП Париба Инвестмент Партнерс" Александр Литвин. С одной стороны, высокие цены на золото способствует повышению самооценки золотодобытчиков до уровней, для потенциальных покупателей неприемлемых. С другой - фундаментальная привлекательность бизнеса такова, что желающих им делиться становится все меньше, и компании предпочитают развиваться за счет собственных средств, благо, золотодобыча сейчас позволяет генерировать беспрецедентные денежные потоки. Некоторые золотодобытчики, которым в открытую говорить о признаках перегрева рынка как-то не с руки, в частных разговорах тоже придерживаются мнения о низкой ликвидности золотых активов при текущих ценах. "Покупать сейчас, когда золото доходит до $2000 за унцию - я что, рассчитываю IRR исходя из того, что в следующем году золото будет стоить $2500, а через год - $3000? Рискованно это…", - констатировал, в частности, в беседе с корреспондентом "Интерфакса" топ-менеджер одной из компаний отрасли. 
КОНКУРИРУЮЩИЕ ФОНДЫ
 Еще одно возможное объяснение тому, что инвесторы без прежнего энтузиазма смотрят на акции "золотых" компаний, заключается в появлении альтернативных финансовых инструментов. Так, по данным RBC Capital Markets, с начала 2011 года акции золотодобывающих компаний">акции золотодобывающих компаний, несмотря на рост цен на золото, в среднем подешевели на 4%. Частично эта тенденция обусловлена общим бегством инвесторов от риска через вывод средств с развивающихся рынков. Однако в долгосрочной перспективе более значимую роль сыграет тот факт, что сейчас рынок может инвестировать в физический металл не только через акции золотодобытчиков, но и напрямую через ETF - возможность, которой не было в период прошлого цикла, отмечал в своем докладе на форуме "Майнекс-2011" аналитик RBC Capital Markets Джонатан Гай. Торгуемые индексные фонды (exchange traded funds, ETF) появились в 2004 году, и к настоящему времени объем вложений в них соответствует примерно 2/3 годового первичного производства золота в мире, сообщалось в докладе. "В последние годы рынок все чаще задается вопросом - способны ли золотодобывающие компании в полной мере транслировать рост цен на драгметалл в увеличение чистых денежных потоков? В условиях растущих на фоне дорожающего золота доходов существенно увеличивается риск потери контроля над издержками. Компании зачастую начинают злоупотреблять дорогими M&A и масштабными программами геологоразведки, вкладываться в новые излишне рисковые проекты, финансировать все это за счет допэмиссий, что в конечном итоге ведет к размытию прибыли в пересчете на акцию в среднесрочной перспективе. Это отпугивает инвесторов, которые хотели бы просто сыграть на золотом ралли в течение 6-12 месяцев и не интересуются долгосрочным развитием компании на много лет вперед", - указывает Николай Сосновский из "ВТБ Капитала". Впрочем, нынешней же осенью Financial Times со ссылкой на управляющих крупных фондов писала, что многие инвесторы готовятся к скорому ралли акций золотодобывающих компаний">акций золотодобывающих компаний, видя потенциал роста из-за их недооцененности по сравнению с золотыми индексными фондами. С другой стороны, многочисленные риски, связанные с вложением в акции реальных производств и во многом обусловившие в свое время создание ETF, никуда не исчезли, отмечали опрошенные изданием эксперты. А значит, долгожданного роста спроса на акции золотодобывающих компаний">акции золотодобывающих компаний может и не случиться - ведь состав руды по-прежнему непостоянен, логистика непредсказуема, а кое-где еще и выборы на носу.
 Источник: interfax.ru
 09.08.2013 
 Глава Союза золотопромышленников Сергей Кашуба назначен операционным директором White Tiger
 Как сообщает шведская компания Auriant, глава Союза золотопромышленников России Сергей Кашуба покидает совет директоров в связи с назначением операционным директором компании White Tiger Gold Ltd (Британские Виргинские острова) Кашуба вошел в совет директоров Auriant в мае 2013 года, а в начале августа был назначен операционным директором White Tiger российского бизнесмена Сергея Янчукова и также вошел в совет директоров компании. White Tiger принадлежит 5 действующих лицензий на золоторудные месторождения в Забайкалье: Савкино, Золинско- Аркиинская площадь, Олондинское, Урюмское и Наседкино. На сегодняшний день добыча золота осуществляется только на Савкинском месторождении. В 2012 году White Tiger снизила производство золота на Савкинском месторождении в Забайкальском крае на 1,3 проц до 18,261 тыс унций /568 кг/ по сравнению с 2011 годом. Основным владельцем White Tiger является ее гендиректор Сергей Янчуков. Источник: nedradv.ru 
20.09.2013 
White Tiger поменяла название на Mangazeya Mining 
Канадская White Tiger Gold Ltd (WTG) поменяла название на Mangazeya Mining Ltd, так как получила поддержку инвестиционной и брокерской фирмы Mangazeya Financial российского бизнесмена Сергея Янчукова, который также возглавляет золотодобывающую компанию, говорится в сообщении WTG Об этом сообщает агенство Прайм. Листинг компании будет переведен с основной площадки фондовой биржи Торонто (TSX) на альтернативную — NEX, торги на которой начнутся 23 сентября. NEX предоставляет возможность листинга тем компаниям, которые больше не подходят под стандарты TSX. Компания также сообщает, что назначила заместителем гендиректора по производству Сергея Емельянова, директором рудника Валерия Колногорова и Сергея Решетникова — главным инженером‐​технологом. Емельянов и Колногоров работали в якутском ООО "Нерюнгри‐​Металлик" (принадлежит Nordgold), Решетников — на золотоизвлекательной фабрике месторождения Каральвеем.
 Справка 
В активах компании — семь действующих лицензий на золоторудные месторождения, в том числе в Забайкалье: Савкино (часть Ильдиканской площади), Золинско‐​Аркиинская площадь, Олондинское, Урюмское и Наседкино. Ресурсная база: запасы золота по категории С1 + С2 — более 27 т, ресурсы по категории Р1 + Р2 — более 120 т, по категории Р3 — более 200 т.
 Источник: nedradv.ru
 01.01.2014 
Сергей Кашуба назначен генеральным директором канадской компании Mangazeya Mining 
Сергей Кашуба, который возглавляет Союз золотопромышленников РФ с марта 2012 года, назначили гендиректором канадской Mangazeya Mining Ltd. (бывшая White Tiger Gold) и ее корпоративным секретарем. Как сообщила золотодобывающая компания, Сергей Кашуба сменил на посту гендиректора Сергея Янчукова, мажоритарного акционера компании, а с 1 января 2014 года сменит Гэри Кедадо на посту корпоративного секретаря. Кашуба с конца июля 2013 года был главным операционным директором Mangazeya Mining и входил в совет директоров компании. Последние 10 лет он работал в различных золотодобывающих компаниях, до этого с 1 999 по 2002 год был председателем комитета по драгоценным металлам Ассоциации российских банков.. Сообщение сформировано по сведениям агентства Прайм.
 Справка 
Mangazeya Mining принадлежит пять лицензий на золоторудные месторождения в России. Савкинское месторождение — единственное, где компания осуществляет добычу золота.. В 2012 году Mangazeya Mining произвела 18,3 тыс. унций золота.
Источник: nedradv.ru 
22.08.2014 
«Мангазею Майнинг» заставили вернуть долг
 Екатеринбургская компания ООО «ЕРТ‐​Групп» получила по решению суда 1 730 250 рублей с компании‐​должника. История эта началась. когда ООО «ЕРТ‐​Групп» по договору отгрузило в адрес ООО «Ильдиканзолото» из Забайкальского края шинозащитные цепи производства «ERLAY» и натяжную цепь. Покупатель перечислил поставщику аванс, оставшись должен 1 730 250 рублей. Но от дальнейших контактов руководство «Ильдиканзолота» старательно уклонялось, а в мае 2013 года компания неожиданно изменила свое название на ООО «Мангазея Майнинг» и оказалось зарегистрированной на Кипре. Как рассказала финансовый директор ООО «ЕРТ‐​Групп» Галина Ракитина, должники заявили, что они теперь другое предприятие, у «ЕРТ‐​Групп» ничего не брали и платить не собираются. — Сейчас у многих предприятий сложная финансовая ситуация, мы стараемся идти навстречу, но после такого циничного заявления нам ничего не оставалось, как обратиться в суд, — рассказывает Галина Алексеевна. — Мы подали документы в Свердловский областной арбитражный суд, доказали, что «Мангазея Майнинг» является правопреемником «Ильдиканзолота» и обязано оплатить поставку товара. По договору у нас было предусмотрено, что спорные вопросы рассматриваются по местонахождению истца, так что представителям должника пришлось приехать в Екатеринбург. Решением суда от 26.09.2013 года было вынесено определение о взыскании с ООО «Мангазея Майнинг» суммы долга 1 730 250 рублей в пользу ООО «ЕРТ‐​Групп». Однако ответчик с решением суда не согласился и подал жалобу в Пермский апелляционный арбитражный суд. При этом, вместо копии жалобы в «ЕРТ‐​Групп» пришел пустой конверт. — Апелляционный суд требует от нас пояснений и ответа на жалобу, а у нас ее нет, — говорит Галина Ракитина. — Но мы все же подготовили документы и разъяснили суду ситуацию. В декабре 2013 года состоялось заседание апелляционного суда, который принял решение в пользу ООО «ЕРТ‐​Групп», оставив без изменения определение Свердловского областного арбитражного суда. В результате 28 февраля 2014 года со счета компании ООО «Мангазей Майнинг» была снята полная сумма долга плюс неустойка.
 Источник: nedradv.ru  
17.01.2015 
Каракканский прииск за год снизил объёмы добычи золота в Забайкалье на 60%
 Прииск Каракканский в 2014 году по сравнению с предыдущим годом снизил объёмы добычи на 60%, сообщает 17 января издание «Советское Приаргунье». «В ООО «Прииск Каракканский» добыто золота на 60% меньше прошлого года. На результатах сказалось и снижение цены на золото», — уточняет издание. В 2013 и 2014 году директор прииска Каракканский Валерий Савельев дважды привлекался к уголовной ответственности за невыплату зарплат работникам более трёх месяцев. В 2013 году за это он был оштрафован на 120 тысяч рублей после раскаяния и выплаты задолженности. «Советское Приаргунье» также сообщает о снижении объёмов добычи золота компанией «Мангазея Майнинг», тогда как само предприятие на официальном сайте по итогам 2014 года в целом по Забайкальскому краю сообщило о росте золотодобычи на 50%. «В ООО «Мангазея Майнинг» добыто золота на 31% меньше чем в 2013 году», — говорится в публикации газеты. На сайте компании уточняется, что в 2013 году было добыто 513,4 килограмма золота, тогда как в 2014-м – 750 килограммов. На данный момент «Мангазея Майнинг» добывает золотосодержащую руду в карьере открытым способом на месторождении Савкинское в Нерчинско-Заводском районе края. Запасы золота на месторождении оцениваются в 10 тонн. На месторождении Наседкино — 21,2 тонны. «В 2015 году «Мангазея Майнинг», входящая в группу компаний «Мангазея», направит 106 миллионов рублей на проведение геологоразведочных работ на месторождениях рудного золота в Забайкальском крае: Наседкино, Золинско-Аркиинской площади, Ильдиканской площади. По результатам, полученным в 2014 году, будут продолжены исследования ранее выявленных рудных тел с высоким и сверхвысоким содержанием золота», — говорится в сообщении компании. Губернатор Забайкальского края Константин Ильковский, директор ООО «Мангазея Майнинг» Николай Пушкарёв и исполняющий обязанности главы Нерчинско-Заводского района Сергей Кондаков 27 ноября 2014 года подписали трёхстороннее соглашение о сотрудничестве в развитии трёх месторождений золота в регионе. За счёт развития действующих и приобретения новых месторождений золота в Забайкалье компания объявила о намерении в течение 3–4 лет войти в число крупнейших золотопромышленных предприятий России. 
Источник: chita.ru
20.08.2015
 Золотой человек Янчуков 
 Зять одиозного киевского мэра при поддержке Чемезова осваивает российские недра и выживает из страны конкурентов Сергей Янчуков представляет собой классический типаж украинско-российского бизнесмена 2000-х, то есть, беспринципного человека, для которого давно уже стерлись грани между понятиями бизнеса, криминала и политики, и который может чувствовать себя одинаково уютно и в кабинете менеджера, и в тюремной камере. В принципе, в его насыщеной карьере нашлось место и для одного, и для другого. Интересы Янчукова в двух соседних странах разные. В России он владелец группы компаний «Мангазея», в состав которой входят девелоперская компания «Мангазея Девелопмент», нефтяная компания «Мангазея» и золотодобывающая компания «Мангазея Майнинг». Не менее известен он и как фигурант ряда уголовных дел (в частности, о невыплате зарплаты своим сотрудникам в 2009-м году), судебных споров (в частности, с Тельманом Исмаиловым). На Украине - он скорее персонаж светской хроники, муж Кристины Черновецкой - дочери одиозного бывшего мэра Киева, который ныне скрывается от судебных исков попеременно в Израиле и Грузии. Кристине, правда, пришлось перед этим развестись с бывшим мужем, депутатом Киеврады Вячеславом Супруненко, от которого имела троих детей. Однако вскоре после развода Вячеслав Иванович (брат народного депутата от Партии регионов Александра Супруенко) был объявлен в международный розыск за разбой, и бесследно исчез. Нельзя не вспомнить о том, что брак господина Янчукова имел и серьезную финансовую составляющую. Янчуков давно был вхож в семью Черновецких, однако не через Кристину, а через ее брата Степана, владельца теневой бизнес-империи всей мэрской семьи. Будучи старым другом семьи, он со временем сделался держателем капиталов, которые "молодая команда Черновецкого" получала в виде откатов за раздачу земельных участков. Вырученные деньги вкладывались в разнообразные проекты в России, в частности, в золотодобычу.. В марте этого года "Ростех" объявил о создании СП с золотодобывающей "Мангазеей" Сергея Янчукова, по некоторым данным Чемезов планирует отдать новому предприятию разработку крупного золоторудного месторождения Сухой Лог в Иркутской области. Статус российско-украинского предпринимателя позволяет Янчукову быть "своим" в обоих государствах, коррумпируя российских чиновников за украинские деньги и украинских - за российские, извлекая из торговых войн только лишь прибыль. А о том, каким образом и при чьем покровительстве получается прибыль с золоторудных месторождений, общественность узнает преимущественно из судебных процессов, возбужденных против бизнесмена в самых разных странах. Виргинский Финский  
Как сообщает РБК, бывший топ-менеджер ОНЭКСИМа бизнесмен Максим Финский подал иски в Канаде и на Британских Виргинских островах (BVI) против своего бывшего партнера по золотодобывающему бизнесу Сергея Янчукова. О факте подачи исков говорится в заявлении одного из адвокатов Финского Роберта Амстердама. Бизнесмен обратился за судебной помощью для защиты от рейда, который был инициирован в России группой лиц в «высших кругах российского руководства», утверждают адвокаты. Но пока иски поданы только против Янчукова, которому Финский в 2013 году продал свою долю в канадской White Tiger Gold (WTG), обладавшей лицензиями в Забайкалье и Магаданской области. Финский подозревает Янчукова в финансовых связях с высокопоставленным чиновником в российском правительстве, но имя этого чиновника пока не фигурирует в исковых заявлениях, заявил Роберт Амстердам. Максим Финский был партнером бизнесмена Михаила Прохорова, с 2000 по 2008 год он работал директором «Норильского никеля» по геологоразведке, а с 2008-го до начала апреля 2015 года возглавлял совет директоров горнодобывающего подразделения ОНЭКСИМа «Интергео». Параллельно с этим в 2008 году он купил компанию «Дальцветмет» и на базе ее золотодобывающих активов создал компанию White Tiger Gold (WTG), которая была зарегистрирована на БВО и получила листинг на бирже в Канаде. В марте 2013 года Финский продал Янчукову свою долю (238,7 млн акций, или 49,5% компании) в WTG. Янчуков тем самым консолидировал более 70% акций компании. Сумма сделки не раскрывалась. Как сейчас утверждают адвокаты Финского, бизнесмен сделал это «под давлением» и «с огромным убытком», после чего Янчуков якобы потребовал еще $150 млн. Как писала «Новая газета», команда Янчукова обнаружила, что приобретенный актив оказался закредитован. В 2011 году под личное поручительство Финского эта компания получила 700 млн руб. в банке МФК и 300 млн руб. в Сбербанке. В декабре 2011 года WTG привлекла кредитную линию «ВТБ Капитала» на $150 млн, из которой было выбрано $80 млн и половина средств пошла на рефинансирование кредитов Сбербанка и МФК. По данным «Новой газеты», именно на основании непогашенных кредитов в отношении Финского в марте 2014 года было возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ («мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере»). Ранее представитель Янчукова подтверждал, что бизнесмен подавал жалобу на Финского в российские правоохранительные органы, и по его жалобе было возбуждено уголовное дело. 
 Ущерб на $185 млн.  
В Канаде и на BVI Финский планирует добиваться признания недействительными обвинений Янчукова. В частности, как утверждается в иске, поданном от лица Максима Финского и трех компаний (Kirkland Intertrade, DZM Gold Mining Ltd, WTG Holding) в Восточно-Карибский Верховный суд BVI, уголовные обвинения в отношении Финского в России были инициированы Янчуковым. Финский просит суд признать безосновательность уголовного дела в России, запретить Янчукову подавать новые иски по этому делу в других судах и назначить справедливую компенсацию. Иск подан против Сергея Янчукова и его компаний, зарегистрированных на BVI, — Unique Goals International, Faith Union Industries и Mangazeya Mining (бывшая WTG, переименованная при вхождении в группу компаний Янчукова Mangazeya). Компенсации Финский намерен добиваться и в Канаде: согласно заявлению адвокатов, именно в этой юрисдикции Янчуков согласился разрешать споры, касающиеся сделки по продаже доли Финского в White Tiger Gold. Бизнесмен планирует отсудить у бывшего партнера $185 млн за нарушение условий контракта и договора (по иску в Канаде, сумма компенсации в иске на BVI не обозначена). Янчуков отказался разговаривать с на тему исков, перенаправив к своему представителю. «У нас нет официальной информации о содержании исков господина Финского. Если информация об исках официально подтвердится, мы намерены отстаивать свои интересы в судах соответствующих юрисдикций», — заявил его представитель. В России Финский находится в уголовном розыске. Первоначально бизнесмен был помещен под домашний арест, но после того как он попытался скрыться от следствия, Таганский суд Москвы вынес решение о заочном аресте и объявил бизнесмена в розыск. В конце мая Финского задержали в Белоруссии, якобы при попытке улететь через Минск во Франкфурт по поддельному паспорту. Адвокат бизнесмена Роберт Амстердам в августе говорил, что власти Белоруссии вскоре признали необоснованность задержания, сейчас его клиент находится за пределами России и Белоруссии. Канадский юрист Роберт Амстердам, которого Финский нанял представлять его интересы, известен тем, что в 2003 году входил в группу юристов, защищавших Михаила Ходорковского в рамках первого дела ЮКОСа. В 2005 году в день принятия решения против бизнесмена Амстердам был выдворен из России. 
Источник: rospres.com
15.10.2015  
«Мангазея Золото» выбрала нового руководителя 
На состоявшемся 1 октрября 2015 года заседании совета директоров ООО «Мангазея Золото» было принято решение о назначении генерального директора. Новым руководителем компании стал Кочергин Дмитрий Валерьевич. Смена руководства обусловлена необходимостью оптимизации деятельности и повышения эффективности управления производственными предприятиями, а также углубления взаимодействия с краевыми, местными органами власти и представителями общественности, сообщает MinerJOB.ru. Дмитрий Валерьевич Кочергин в 2002 году окончил Читинский государственный технический университет по специальности «Юриспруденция». Кандидат юридических наук. Депутат Законодательного собрания Забайкальского края. В 2005–2006 годы работал в Читинском государственном университете, 2006–2009 годы — в Администрации Читинской области и Забайкальского края. С 2009 года — руководитель регионального исполнительного комитета Забайкальского отделения Политической партии «Единая Россия». С февраля 2015 года — директор представительства ООО «Мангазея Золото» в городе Чита.
 Справка 
ООО «Мангазея Золото» управляет всеми предприятиями Группы компаний «Мангазея», которые осуществляют работы по геологоразведке и добыче золота в Забайкальском крае. 
Источник: nedradv.ru
 03.02.2016
 Когда золото не блестит 
Сергей Янчуков вел дела с украинскими и российскими олигархами. Но бизнес с бывшим топ-менеджером «Норникеля» может обернуться самым громким скандалом года. В апреле 2015 года из-под домашнего ареста, срезав браслет, сбежал бывший топ-менеджер «Норникеля» Максим Финский. Следом посыпались новости о судебном разбирательстве между ним и владельцем группы компаний «Мангазея» Сергеем Янчуковым, по жалобе которого арестовали Финского. Теперь Финский из США грозит разоблачить высокопоставленных чиновников — покровителей Янчукова. Кто такой Янчуков на самом деле? 
Одесса-мама
 В середине 1990-х главным украшением одесского Привоза был построенный из фанеры двухэтажный павильон «Овощи-фрукты». Неподалеку работал обменный пункт, рядом с которым менялы обирали доверчивых клиентов. Обменник принадлежал двум одесским евреям, Мише и Боре (история не сохранила их фамилий). К ним в партнеры и пристроил своего 18-летнего сына Сергея первый заместитель начальника одесского отделения Нацбанка Украины Валентин Янчуков. Там Сергей впервые начал хорошо зарабатывать — несколько сотен долларов в месяц. Взрывная карьера Сергея Янчукова характерна для конца 1990-х — начала нулевых. За двадцать лет он успел поработать с несколькими известными олигархами в России и на Украине. Финансист, трейдер, владелец сырьевых активов, Янчуков зарабатывал сначала десятки миллионов долларов, а затем, после женитьбы в 2011 году на дочери киевского мэра Леонида Черновецкого, счет его доходам пошел на сотни миллионов. Семья мэра владела банком «Правэкс», который продали в 2008 году за $750 млн. Правда, бывшая жена Черновецкого Алина Айвазова уверяет, что ко времени их знакомства Янчуков «был состоявшимся бизнесменом со своим капиталом, и ни [ее] бизнес, ни бизнес Леонида Михайловича [Черновецкого] не пересекался и не пересекается с его бизнесом». Янчуков всегда умел привлекать в свои проекты крупных бизнесменов, но по странному совпадению все они — кто тихо, кто со скандалом — с ним расставались. Участник самой громкой истории — Максим Финский, бывший зампредседателя правления «Норильского никеля». Они были партнерами по золотодобывающему бизнесу, пока Янчуков не объявил Финского мошенником. Сбежав за границу, тот подал встречные иски, обвиняя Янчукова в рейдерстве. Как утверждает Финский, за его оппонентом стояли люди, «имена которых будут названы и обеспечены доказательствами и показаниями свидетелей» в западных судах, где Янчукову «не удастся избежать очевидного вопроса, откуда у украинского мальчика взялось состояние в полмиллиарда долларов». А откуда оно в самом деле взялось? 
За длинным долларом 
На Привозе Сергей Янчуков задержался всего на год. В 1995 году вместе с сокурсниками по одесскому Политеху он организовал мелкооптовую торговлю водой и продуктами. Но отец посчитал, что сыну пора перейти на рынок ценных бумаг, и Сергей оказался начальником отдела в создававшемся филиале банка «Аваль», который обслуживал денежные потоки пенсионного фонда, Укрпочты, казначейства и других госструктур. По словам Янчукова, особенно ему удавалась работа с госбумагами и векселями Национального диспетчерского центра энергетики Украины. Их можно было покупать с дисконтом 40–60% и по номиналу гасить ими долги за электричество в Одессаобл-энерго. Помимо векселей и облигаций он стал заниматься приватизационными компенсационными сертификатами (аналог российских ваучеров). Скупая их у населения и конвертируя в акции одесских ТЭЦ, Янчуков заработал первые $100 000. «Я реализовал тогда свою мечту, — вспоминал Янчуков, — купил красную спортивную машину Honda Prelude». На ней он и переехал в 1998 году в Киев, где устроился в фирму, занимавшуюся взаимозачетами акцизов и НДС. Накопив к весне 1999 года около $300 000, Янчуков создал с партнером Сергеем Суровцевым финансовую компанию «Клиринговый дом». Так же назывался банк бывшего руководителя администрации президента Украины Сергея Левочкина и Ивана Фурсина, партнера украинского олигарха Дмитрия Фирташа, владельца Group DF. Янчуков уверяет, что это совпадение.
 Большие перепродажи 
Летом 2004 года на проходной черкасского завода минудобрений «Азот», который контролировал владелец группы DCH Александр Ярославский, собрались крепкие мужчины с автоматами. Дирекция посчитала, что завод стал жертвой рейдеров, и приготовилась защищаться от «Клирингового дома», скупившего на рынке около 30% акций.. «Из-под носа Ярославского мы увели 11%, выкупив их у торгового дома «Нефтегаз Украины», и его это разозлило, — вспоминает один из сотрудников Янчукова. — Он объявил нам войну, которая длилась три года». Все это время стороны обменивались исками, Янчуков и Суровцев не выходили на улицу без охраны. В конце концов они заключили мировую и продали свой пакет за $30 млн (размер прибыли не раскрывается). У партнеров было еще много крупных сделок, характерных для эпохи накопления первоначального капитала. Заработали на приватизации: в 2004 году перепродали Фирташу контрольный пакет «Крымского содового завода», выкупленный в партнерстве с консорциумом банков у государства за $61 млн. Прибыль от перепродажи составила около $3 млн. Было и участие в запутанных финансовых схемах: «Клиринговый дом» предлагал экспортерам и внутренним налогоплательщикам «схлопнуть» подлежащий уплате и возмещению НДС. Выстраивая цепочки обмена товаров между предприятиями, он в конце получал из бюджета живые деньги. Среди клиентов снова были олигархи: компания Interpipe Виктора Пинчука, «Индустриальный союз Донбасса» Сергея Таруты и др. Оборот компании Янчукова составлял $2–3 млрд. Первой крупной сделкой предприимчивого одессита с российскими компаниями стало соглашение о переработке нефти на Кременчугском НПЗ. Суровцев договаривался с украинской стороной — «Укртатнафтой», «Нафтогазом», таможней и налоговой, а Янчуков — с «Транснефтью» и другими нефтяниками. Самые близкие отношения сложились у него с Анатолием Тернавским, бывшим первым вице-президентом «Славнефти». Тернавский вспоминает, что покупал нефть на скважинах у «Сургутнефтегаза», ТНК и «Роснефти» и перепродавал с наценкой $1–3 с тонны Янчукову, который затем перерабатывал ее на Кременчугском НПЗ и экспортировал нефтепродукты через Одесский порт. В 2003–2004 годах на Кременчугский НПЗ при посредничестве «Клирингового дома» поступало до 250 000 т нефти в месяц. Прибыль Янчукова достигала более $10 с тонны, он зарабатывал десятки миллионов долларов в год. «По украинским меркам это вообще было шикарно», — говорит Тернавский. Три года Янчуков жил между Киевом и Москвой. Но в 2004 году бизнес неожиданно закончился. После «оранжевой революции» на Украине сменилось правительство, руководство таможни, Кременчугского НПЗ. Выстроить новую цепочку поставок Янчукову не удалось.
 Скользкая нефть
 В 2005 году Янчуков перебрался в Москву. «Я понял, что с Москвой шутки не проходят, — говорит он. — Надо либо [перебираться] сюда, либо даже не пытаться [вести бизнес в России]». По его словам, инвестиции в акции и нефтетрейдинг, которым он занимался до 2009 года, обеспечивали до $5 млрд годового оборота. Про прибыль он говорить отказывается. Можно оценить его доходы по показателям бизнеса трейдера-аналога. Gunvor, принадлежавший Геннадию Тимченко (№9 списка Forbes, состояние $10,7 млрд), получил в 2010 году выручку $68 млрд при операционной прибыли $266 млн. Если считать по норме прибыли Gunvor (0,39%), то Янчуков должен был ежегодно зарабатывать на трейдинге около $20 млн. Как и многие нефтетрейдеры, Янчуков решил развивать собственную добычу. В начале 2006 года он купил нефтяные компании «Квантум ойл» и «Фобоснефтедобыча» с месторождениями в Нижневартовском районе Ханты-Мансийского АО, и вскоре они объединились. Запасы, говорит Янчуков, были маленькие, около 1 млн т. По словам Тернавского, своих денег Янчукову на покупку не хватало и он одолжил «примерно $5 млн». Правда, первая попытка заняться в России нефтегазом не удалась. В 2007 году Ростехнадзор Тюменской области обнаружил, что Янчуков нарушает лицензионные условия. Все шло к возбуждению уголовного дела, но отчего-то чиновники спустили все на тормозах. В 2011 году «Квантум ойл» была признана банкротом. В холдинге Янчукова уверяют, что он продал компанию в 2009 году. Выкупить из муниципальной собственности Красноселькупского района Ямала нефтегазовую компанию «Мангазея» Янчуков решил уже с партнерами-профессионалами — Тернавским и Александром Рязановым, который уволился с должности заместителя председателя правления «Газпрома» (Рязанов отказался дать комментарии для этой статьи). Чуть более 75% «Мангазеи» досталось на равных через фирму «Согласие» Янчукову и Тернавскому, и немного менее блокпакета — Рязанову. У «Мангазеи» было три лицензии на ямальские месторождения, одно из которых — Тэрельское газоконденсатное — было признано стратегическим. Сегодня предварительно оцененные запасы «Мангазеи» составляют 624 млн баррелей нефтяного эквивалента (бнэ). Для сравнения: все запасы «Новатэка» составляют 12,5 млрд бнэ. Тернавский признается, что рассчитывали на стратегического инвестора. Переговоры вели с Total, «Газпромом», «Новатэком» и др., пока не кончились собственные деньги на развитие, разведку и обустройство. «В месторождение можно входить, если у тебя есть лишний миллиард, — объясняет Тернавский. — Но если ты ищешь стратега, а он чувствует, что ты буксуешь по финансам, он норовит все забрать у тебя бесплатно». Восемнадцатого ноября 2009 года прямо в Красноселькупском аэропорту Янчукова встретили местные прокуроры: в вину гендиректору «Мангазеи» поставили невыплату зарплаты. Проведя в СИЗО несколько дней, он заплатил долги из собственного кармана, и дело прекратили. После этого разногласия с партнерами усилились: время шло, он тратил время и силы, вкладывал свои средства. «Давайте либо вместе тянуть этот воз, либо доли менять», — предложил он. Рязанов ушел первым. По словам Тернавского, партнеры выкупили его долю «чуть дороже $1 млн», оценив всю «Мангазею» в $5 млн. А в 2012 году Тернавский продал Янчукову свою половину, выйдя «практически в ноль». Летом 2014 года «Мангазея» заявила о банкротстве. Ее чистый убыток по РСБУ составлял 90,1 млн рублей, а кредиторская задолженность — 1,7 млрд рублей. Однако Янчуков не собирался сдаваться. В январе 2015 года ему удалось заключить мировую с кредиторами, арбитражный суд назначил внешнее управление и утвердил представителем кредиторов сотрудника принадлежащего Янчукову офшора Sezaria Ltd. А в апреле 2015 года «Мангазея» получила от «Газпрома» долгожданное разрешение на подключение Тэрельского месторождения к магистральным газопроводам. Можно начинать обустройство и бурить 60 новых скважин, считают в компании. По данным «Мангазеи», инвестиции Янчукова в добычу превысили $120 млн.
 Золотая мечта 
В середине 2000-х годов Янчуков, как многие предприниматели той поры, вел бурную светскую жизнь. «На одном мероприятии, — вспоминает он, — кто-то познакомил меня с Максимом [Финским, куратором золоторудных проектов «Норникеля»], и мы быстро сдружились, вместе ездили по миру отдыхать». Финский через представляющих его адвокатов из Amsterdam & Partners (ее глава Роберт Амстердам защищал Михаила Ходорковского) подтвердил, что сначала они с Янчуковым «были знакомы, но не имели общего бизнеса». В 2006 году, еще работая в «Норникеле» Владимира Потанина (№1, $15,4 млрд) и Михаила Прохорова (№10, $9,9 млрд), Финский создал в Забайкалье собственную золоторудную компанию «Дальцветмет». Через два года, после разрыва совладельцев «Норникеля», ушел в прохоровскую фирму «Интергео». И одновременно расширял собственный бизнес. В 2009 году купил в Канаде за 40 млн канадских долларов 40% публичной компании Century Mining, ведущей добычу золота в Канаде и Перу. Прохоров был недоволен, рассказывает близкий к нему источник: Финский не уделял достаточно внимания проектам «Интергео» и к тому же привлекал к своим проектам сотрудников компании. Но Дмитрий Разумов, гендиректор группы «Онэксим», передал через представителя, что «прямо не запрещали деятельность «на стороне», если она не наносила ущерб проектам самого «Интергео». В 2010 году Финский ушел из «Интергео», и его «Дальцветмет», владевшая семью лицензиями на месторождения с оцененными запасами в 27 т золота (добыча велась только на месторождении Савкино с запасами 3,5 т), провела обратное поглощение канадской публичной фирмы White Tiger Gold (WTG). Так он вывел российские активы на биржу Торонто и стал в результате владельцем 94,7% WTG, имевшей пять месторождений серебра и золота в Онтарио. Тогда же, рассказывает Янчуков, Финский предложил ему инвестировать в компанию Century, более крупную, чем WTG. Сделка казалась выгодной: компания, только что получившая в Перу первое золото, считалась недооцененной,Финский обещал рост капитализации после слияния с WTG, и Янчуков начал скупать акции.. По его словам, когда в декабре 2011 года слияние произошло (61% акций достался акционерам Century, 39% — WTG), его пакет достиг 11–12%. Чтобы слияние с Century прошло гладко, Финский кредитовал ее из средств WTG и своего кармана. А российские «дочки» WTG — «Ильдиканзолото» и «Дальцветмет» — кредитовались в России. В 2011 году банк МФК (27,74% принадлежат Прохорову) предоставил 700 млн рублей, или $24 млн по среднегодовому курсу; Сбербанк — 300 млн рублей ($10 млн), а через год «ВТБ Капитал» ссудил тремя траншами $150 млн на развитие бизнеса. По словам Янчукова, он купил в 2011 году акций на $54 млн и дал $18 млн в виде займов, которые оформлялись варрантами, дающими право получить пропорциональное количество акций.. Финский, по оценке Янчукова, вложил в WTG $62 млн. Однако компания не процветала, а слабела. 
 Дружба врозь 
В декабре 2011 года WTG торговалась на бирже Торонто по 4 канадских доллара, а по итогам I квартала 2012 года — по 0,44 канадского доллара.. При этом почти весь 2011 год цена золота росла (средняя цена за унцию в 2011 году — $1572, в 2012-м — $1669). В 2012 году стало понятно, что WTG не сможет полностью выполнить условие «ВТБ Капитала» по продаже ему оговоренного количества золота, и банк мог взыскать заложенные месторождения. Янчуков рассказывает, что решил тогда вернуть свои инвестиции и выйти из бизнеса. Тяжелые переговоры шли весь год, а в январе-феврале 2013 года Финский предложил выкупить его долю в WTG по 0,05 канадского доллара за акцию (как на бирже в Торонто). Финский и его менеджеры, по словам Янчукова, показали ему расчеты: даже с единственного работающего месторождения Савкино, запасы которого консультанты российской TOMS Engineering оценили в 438 900 унций, можно и расплатиться с кредитами, и отбить инвестиции. Пятого апреля 2013 года сделка была закрыта, Янчуков увеличил свою долю до 70,25%. Сумма не раскрывалась, но, если Янчуков правильно передает разговор с Финским, тот должен был получить 11,9 млн канадских долларов. Одна из компаний Янчукова выкупила обязательства WTG перед «ВТБ Капиталом». Источник, близкий к группе ВТБ, пояснил, что «банк в 2013 году переуступил права требования третьей стороне за полный номинал долга». Янчуков стал вникать в детали. И выяснил, что в 2010 году, по оценке канадско-британской Micon, запасы месторождения Савкино оценивались в 113 000 унций золота, гораздо скромнее, чем сулил Финский. Когда же по его заказу Micon провела в 2014 году повторный аудит, запасы не превысили 119 351 унцию (копии отчетов есть у Forbes). Янчуков рассказывает, что пытался объясниться с Финским и развернуть сделку, но договориться не получилось. Финский свою вину отрицал, и Янчуков обратился в прокуратуру. Следствие выяснило, вспоминает он, что часть валютного кредита «ВТБ Капитала» была сразу после получения использована не по назначению. Вместо того чтобы спасать Century и пополнить капитал российских «дочек» WTG, Финский, утверждает Янчуков, погасил кредиты Сбербанка (срок истекал в 2016 году, заем был рублевым и выдан под 13%, в отличие от ставки «ВТБ Капитала» — трехмесячный LIBOR плюс 8–14% годовых) и МФК (срок тоже не вышел, ставка 12%). Одновременно Финский получил от «Онэксима» Прохорова кредит на $25 млн для своего офшора Kirkland Intertrade. Разумов подтверждает, что «Онэксим» выдал заем под залог ликвидных акций и личное поручительство Финского, а МФК никакого отношения к этому займу не имел. Финский не вернул заем в полном размере, говорит Разумов, и сейчас холдинг, «выиграв суд в России, продолжает… разбирательство за границей». Финский на обвинения Янчукова отвечает: тот сам «был организатором кредита ВТБ и не может не знать, что одним из условий банка было закрытие кредитов компании в других банках и переход полностью всех залогов в ВТБ» (Янчуков это опровергает). По версии Финского, Янчуков использовал нарушение условия по продаже золота банку для давления на него. На встречу осенью 2013 года Янчуков якобы пришел с охраной, потребовал вернуть вложенные им за все время $150 млн и пугал «разборками с чеченскими товарищами». Затем, угрожая дефолтом от ВТБ, «заставил продать сильно обесценившиеся акции компании». Янчуков в ответ на обвинения только смеется. 
Золото «Ростеха»
 Двадцатого марта 2015 года Финского поместили под домашний арест по делу о мошенничестве. Однако не прошло и месяца, как он, срезав электронный браслет, бежал из России. Сейчас он в Майами и недавно был замечен в Конгрессе США, где участвовал в чествовании экс-главы комитета по международным делам Палаты представителей США. В апреле Таганский суд Москвы вынес решение о заочном аресте Финского, а в августе адвокатское бюро Amsterdam & Partners сообщило, что будет представлять его интересы в судах на Британских Виргинских островах и в Канаде, где поданы иски против Янчукова и его компаний. Выбор юрисдикции Финский объяснил тем, что «сделки купли-продажи были совершены в Канаде между компаниями, зарегистрированными на BVI». Он требует $185 млн компенсации за «захват бизнеса с использованием угроз, шантажа и уголовного преследования». В октябре 2015 года Янчуков подал встречный иск в суд Южного округа Нью-Йорка. Как себя чувствует WTG, переименованная в 2013 году в «Мангазея майнинг»? Если в 2012 году ее выручка составляла 31,2 млн канадских долларов, а убыток — 178,9 млн, то в 2014 году — 15,2 млн и 82,9 млн соответственно. В октябре «Мангазея майнинг» объявила, что за 9 месяцев увеличила производство золота в три раза — до 21 000 унций (примерно 650 кг). Кроме того, «дочка» «Ростеха» — компания «РТ-Глобальные ресурсы» (РТ-ГР) — заявила, что интересуется золотодобывающим бизнесом и создает с компанией Янчукова в Забайкальском крае совместное предприятие «Могочинская горнорудная компания», в котором у «Мангазеи» 75% минус 1 акция.. О такой компании-партнере можно только мечтать. Как рассказывает Янчуков, директор по стратегии и инвестициям «Мангазеи» Роман Кашуба раньше работал вместе с заместителем гендиректора РТ-ГР Александром Назаровым в инвестбанке «Тройка Диалог». Он и привел «Мангазею» в «Ростех». Представитель РТ-ГР подтвердил знакомство двух менеджеров. По данным «Мангазеи», в золотодобычу Янчуков уже вложил $180 млн. «[Многомиллионные] инвестиции», которые будут нужны, мы будем делать как из собственных, так и из привлеченных средств», — рисует он перспективы.  
Свято место 
Начиная проекты в новой отрасли, Янчуков всякий раз находил себе знающего провожатого. В 2010 году, рассказывает он, сыновья экс-владельца Черкизовского рынка Тельмана Исмаилова, с которыми он дружил несколько лет, позвали его в Турцию в знаменитый Mardan Palace: «Папа приглашает». Исмаилов рассказал тогда Янчукову, что собирается развивать крупные проекты в Москве, Казахстане и Одессе. В Москве он тогда застраивал большую площадку в районе Измайловского парка. А в сентябре 2010 года компания Янчукова «Еврогрупп проект» купила неподалеку 0,4 га земли, на которых начала в ноябре 2013 года строить 15-этажный дом. «Никакой связи с [соседним] проектом Исмаилова тут нет», — говорит Янчуков. И настаивает, что Исмаилов не помогал ему выйти на московский рынок девелопмента. Как рассказывает Андрей Асадов, руководитель проектировавшего дом Архитектурного бюро Асадова, работалось им легко, потому что собрана была «современная команда, с амбициями». Добавим: и с опытом — гендиректор Александр Моторин раньше рабтал в Mirax Group. Знакомство с Исмаиловым-старшим продолжилось, девелопер попросил у Янчукова взаймы $50 млн. Янчуков, очарованный «приятной и комфортной атмосферой, которую мог создавать Исмаилов», согласился. Кредит он предоставил без залогов, «под личное поручительство». При этом деньги давал не свои: его Sezaria, у которой, как он объясняет, не было свободных средств, одолжила их фирме Исмаилова Tandum под 10% годовых, взяв для этого кредит в кипрском Eurobank EFG. В январе 2011 года Исмаилов снова попросил $50 млн на два года. Янчуков опять занял деньги в банке. Вскоре Исмаилов перестал платить проценты, а потом пропустил сроки возврата долгов. Он, по словам Янчукова, «давал такие клятвы и заверения, которые для кавказского мужчины не пустой звук», а в апреле 2013 года подписал договор о передаче в залог гостиницы «Аст Гоф», оцененной в $14,5 млн. Но, как потом выяснилось, договор не зарегистрировал. А затем долговая пирамида Исмаилова посыпалась. Исмаилов на запрос, переданный его лондонскому адвокату, не ответил. Янчуков подал иск в суд на Кипре, и в июле 2014 года некоторые активы Исмаилова (Янчуков отказывается их называть) были заморожены. Тогда же Янчуков обратился в Международный арбитражный суд Лондона, который в октябре вынес решение в его пользу, и теперь он собирается «арестовывать все [что найдет]». Сделать это будет сложно, потому что Янчуков далеко не единственный кредитор Исмаилова (есть еще ВТБ, Банк Москвы, турецкий Halkbank, которому в итоге был за $124 млн продан Mardan Palace). По подсчетам «Мангазеи», Исмаилов должен Янчукову с процентами и пенями «более $141 млн». Все это не помешало развитию девелоперских проектов «Мангазеи». В апреле 2013 года компания Янчукова купила участок 0,4 га в Марьиной Роще для строительства 15-этажного дома; в июле 2015 года градостроительная комиссия разрешила другой «дочке» строительство дома на 31 000 кв. м на западе Москвы; в ноябре было объявлено, что компании Янчукова «Резем» и «Эком» построят в Новой Москве микрорайон на 2 млн кв. м. По подсчетам «Мангазеи», в девелопмент уже вложено больше $95 млн. Удачный вход Янчукова в новый бизнес его бывший партнер Тернавский, один из крупнейших девелоперов Белоруссии, объясняет «поддержкой на уровне Строительного комплекса». Оба они входят в попечительский совет Свято-Троицкой Сергиевой лавры и Московской духовной академии. «Там люди занимаются благотворительностью... и поддерживают деловые связи», — объясняет он. В совет входят, например, губернатор Петербурга Георгий Полтавченко, сенатор от нефтяного ХМАО Виктор Пичугов, участники списка Forbes вице-президент «Лукойла» Леонид Федун (№19, $5,3 млрд), банкиры и инвесторы Алексей и Дмитрий Ананьевы (№64–65, по $1,25 млрд), известные люди из власти и бизнеса. Тернавский не сомневается, что теперь «инвестиции [Янчукова] имеют хорошую перспективу».
 Источник: forbes.ru
 29.03.2016 
Генеральным директором ООО «Мангазея Золото» назначен Роман Кашуба. 
Генеральным директором ООО «Мангазея Золото» с 29 марта 2016 года назначен Роман Кашуба. Роман Кашуба окончил Московский государственный институт международных отношений. В течение 10 лет занимал различные должности в группе компаний «Тройка Диалог», лидирующем российском инвестиционном банке, а позже — в Sberbank CIB, инвестиционном подразделении крупнейшего банка в Российской Федерации, где оказывал инвестиционно-банковские услуги компаниям из горнодобывающей отрасли в России и СНГ. С 2014 г. был Директором по стратегии и инвестициям, Исполнительным директором Группы «Мангазея». Предыдущий директор ООО «Мангазея Золото» Дмитрий Кочергин перешел на работу в правительство Забайкальского края. «Мангазея Золото» управляет производственными и геологоразведочными предприятиями золотодобывающего дивизиона Группы «Мангазея» в Забайкалье.
 Источник: mangazeya.ru 
29.11.2016 
 «Мангазея Майнинг» на 18% снизила показатель добычи по отношению к прошлому году.
  В третьем квартале 2016 года ООО «Мангазея Майнинг» в Забайкальском крае произвела 372,37 кг золота, что на 18% меньше, чем за аналогичный период прошлого года. Всего с начала года производство золота выросло на 1% и составило 602,286 кг. Отмечается, что 362,3 кг произведенного золота было продано в третьем квартале 2016 года. Всего за 9 месяцев текущего года объем реализованного золота вырос на 5% по сравнению с прошлым годом — до 549,47 кг. Причем компания сообщает, что все проданное золото было произведено на Савкинском месторождении. С учетом всех результатов выручка ООО «Мангазея Майнинг» в третьем квартале 2016 года составила 21 509 тыс. канадских долларов. Чистая прибыль в отчетный период составила 9 079 тыс. канадских долларов. По словам генерального директора ООО «Мангазея Майнинг» Романа Кашубы, получить положительный результат помогла выросшая цена на золото, которая обеспечила стабильный доход и приток денежных средств от Савкинского проекта. Также продолжаются работы по развитию месторождения Наседкино и Золинско-Аркиинской площади. 
СПРАВКА 
Месторождения Mangazeya Mining Ltd. находятся в Забайкальском крае: Савкинское (Нерчинско-Заводской район), Наседкино (Могочинский район) и Золинско-Аркиинская площадь (Газимуро-Заводский и Александрово-Заводский районы). Общие ресурсы золота по международной категории MI&I составляют 43,5 тонн.
 Источник: biznes-gazeta.ru

Подкаст



Подкаст о события в золотодобыче от 28.05.2018

Ваш выбор