Рынки: 19.11.2017

Москва
Берлин
Лондон
Нью-Йорк
Токио

Минерально-сырьевой потенциал

08.11.2017 в 00:56 - (Alex) Александр Волков Вернуться обычный режим
Просмотров : 350
В этой связи напрашивается необходимость внесения изменений в нормативно-правовые акты, как на федеральном, так и на региональном уровне ...
Продолжение
 Как отмечалось ранее, общепринятого определения, так и Федерального закона о ГЧП на сегодняшний день в России не существует. Однако ГЧП упоминается в законах, принятых в 45 субъектах РФ (по состоянию на сентябрь 2011 года). В 2007 г. на базе Внешэкономбанка СССР был создан Банк развития. Основной закон, регламентирующий деятельность этого учреждения, прямо закрепляет за ним функции участника рынка ГЧП. Центр ГЧП Внешэкономбанка – структурное подразделение Банка развития. 2.1.1.
 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ФОРМ И МЕХАНИЗМОВ ГЧП 
В широком смысле к основным формам ГЧП в сфере экономики и государственного управления относятся:
 • любые взаимовыгодные формы взаимодействия государства и бизнеса; • государственные контракты; • арендные отношения; 
• финансовая аренда (лизинг); 
• государственно-частные предприятия; 
• соглашения о разделе продукции (СРП); 
• концессионные соглашения.
 Среди уже принятых региональных нормативно-правовых актов есть небольшая доля (всего 5 актов), где в качестве объектов регулирования ГЧП выделяют «объекты, предназначенные для управления природными ресурсами и их использования» или «объекты природопользования». Однако из соответствующих формулировок неясно, что это за объекты в действительности идет ли речь только о горной инфраструктуре, не связанной с добычей полезных ископаемых, либо это целый комплекс объектов, включая и участок недр, предназначенный для разработки месторождения. В этой связи напрашивается необходимость внесения изменений в нормативно-правовые акты, как на федеральном, так и на региональном уровне. И одним из первых изменений может стать создание единой (рамочной) региональной законодательной базы, которая бы устранила возможные пробелы и коллизии, в том числе и в недропользовании, при реализации подобного рода партнерских отношений. Кроме того, в ней должны быть четко прописаны те договорные формы, по которым будут заключаться соглашения о ГЧП между частным инвестором и государством. Наиболее показательный опыт ГЧП наработан в Канаде и в Австралии. Рассмотрим ниже австралийский опыт. Разветвленная система ГЧП выстроена в Австралии. Подход к решению проблем перспективного развития ТКС в этой стране характеризуется долевым участием государства в финансировании. Долевой вклад государства в проекты ГЧП составляет 30–70%. В рамках программ и проектов на основе ГЧП вырабатываются главные направления дальнейшего развития МСК страны. В недропользовании могут быть применены все показанные формы, однако в сфере формирования ТКС, судя по зарубежному опыту изложенному выше, создаются специализированные проекты, финансируемые из инвестиционных фондов, создаваемых на основе ГЧП.
2.2. СИНЕРГЕТИЧЕСКИ-ЭФФЕКТИВНЫЕ ПРОЕКТЫ ТКС КАНАДЫ 
Горнодобывающая промышленность – важнейшая отрасль экономики Канады – один из главных факторов процветания страны. Вклад горнодобывающая промышленности в валовой внутренний продукт Канады (ВВП) в 2014 году – 57 миллиардов долларов. Эта индустрия стимулирует и поддерживает экономический рост как в больших городах, так и в отдаленных сельских общинах, в том числе многочисленных общинах «коренных народов». Крупные горнодобывающие проекты обычно требуют значительных инвестиций в новую инфраструктуру, что существенно удорожает и делает неконкурентоспособным конечный продукт. Месторождения часто находятся за сотни или даже тысячи километров от ТКС, энергетической и технологической инфраструктуры. Как следствие, горнодобывающие компании сталкиваются с затратами в сотни миллионов долларов для их освоения. Несмотря на высокий минерально-сырьевой потенциал этих объектов, их значимость для развития региональной, областной и федеральной экономики, стоимость создания необходимой инфраструктуры часто слишком высока и неподъемна для инвестиций частного сектора. Этот раздел был подготовлен на основании информации, опубликованной в статьях. Подобные инфраструктурные проблемы характерны для ключевых в стратегическом планировании горнодобывающих районов Канады. К таким проблемам относятся: потребность в дополнительной пропускной способности ТКС на полуострове Лабрадор, строительство новых дорог и ГЭС в Северном Квебеке, строительство всесезонных дорог в СЗТ – богатом алмазоносном регионе, а также создание новой более мощной линии для снабжения электроэнергией минерально-сырьевые проекты «Золотого треугольника» на северо-западе Британской Колумбии. В дополнение к увеличению государственных инвестиций для развития ТКС ключевых минерально-сырьевых проектов по всей стране, необходимо значительное улучшение координации работ и контроля расходов, чтобы сделать эти инвестиции эффективными. В настоящее же время, возможности для получения максимальной выгоды от развития ТКС остаются нереализованными из-за отсутствия координации в процессе планирования. Государственные инвестиции в ТКС должны быть скоординированы с интересами горнодобывающей промышленности, а также с другими проектами в области экономического развития территории с целью достижения синергетического эффекта. Синергетически направленный тип проектов ТКС для – приоритетный для государственной поддержки, т.к. обеспечивает международную конкурентоспособность Канады. Развитие крупномасштабных проектов, синергетического типа, таких как канадская Тихоокеанская железная дорога и морской путь «Святого Лаврентия», – приоритетные, жизненно важные ТКС для успешного развития горнодобывающей отрасли Канады, обеспечивают доступность канадской минеральной продукции на зарубежные и внутренние рынки. Горнодобывающая промышленность в свою очередь поддерживает развитие ТКС, выступая в качестве главного пользователя крупными проектами, особенно в транспортном секторе. Федеральное правительство, поддерживая ключевые ТКС проекты, синергетического типа, должно рассматривать их как жизненно важный вклад в создание будущих рабочих мест и долгосрочное процветание. Важная задача Федерального Правительства Канады – работа с провинциальными/территориальными правительствами, в плане координации расходов на ТКС, а также с другими проектами экономического развития. Стремится к совместному с сообществами и промышленностью планированию ТКС. Федеральное правительство должно стремиться к расширению финансирования государственно-частных проектов (ГЧП), к разработке инновационных моделей финансирования, для инвестирования в ТКС, включая Геологическую службу Канады, а также энергетическую инфраструктуру, необходимых для работы с частным сектором, всех уровней власти и коренных народов на стимулирование развития горнодобывающей отрасли, которое будет способствовать региональному экономическому развитию. Крупные инфраструктурные проекты всегда были в центре развития Канады. Существует много примеров: Канадская тихоокеанская железная дорога, Трансканадский трубопровод, Трансканадcкая магистраль, Морской путь Святого Лаврентия, Мост Конфедерации с острова Принца Эдуарда в континентальную часть Канады. Канадская тихоокеанская железная дорога, известная как «CP Rai»l в период с 1968 по 1996 год, представляет собой канадскую железную дорогу I класса, управляемую «Canadian Pacific Railway Limited». Его железнодорожная сеть простирается от Ванкувера до Монреаля, а также обслуживает крупные города в Соединенных Штатах, такие как Миннеаполис, Чикаго и Нью-Йорк. Железная дорога была первоначально построена между восточной Канадой и Британской Колумбией между 1881 и 1885 годами. Это была первая трансконтинентальная железная дорога. В настоящее время это – в первую очередь, грузовая железная дорога, на протяжении десятилетий она являлась единственным средством для пассажирских перевозок на большие расстояния в большинстве регионов Канады и сыграла важную роль в развитии Западной Канады. В первую очередь, кроме грузо- и пассажиропотоков – в привлечении трудовых ресурсов из Европы и США, что дало толчок заселению и развитию прилегающих территорий, распространению телеграфа, радио, пароходства и сопутствующих хозяйств, воздушного сообщения, гостиничного хозяйства. Строительство ответвлений от магистрали началось не сразу после ее открытия. Компания создала ряд экспериментальных фермерских хозяйств вдоль магистрали. Позднее выяснилось, что основная часть территории в этом районе непригодна для земледелия. Поэтому территории для сельского хозяйства были выбраны в удаленных от магистрали районах. Началось строительство ветки в Альберте. В период между 1900 и 1914 годами было построено около 900 миль ответвлений, в те же годы было открыты нефтяные поля в Долине Тернера, к югу от Калгари. С первой из западных железных дорог в период с 1901 по 1921 год население выросло на 64%, а площадь фермерских хозяйств - на 125%. Производство пшеницы выросло на 714%. Росту производства пшеницы способствовали многочисленные технологические достижения, в том числе методы сухого земледелия, применение механизации. В конце 1890-х и начале первого десятилетия XX века начался период быстрого расширения добычи полезных ископаемых. Началась эксплуатация серебро-свинцово-цинковых месторождений в Британской Колумбии и медно-никелевых месторождений в Садбери. В последующие два десятилетия были открыты месторождения серебра и золота в Онтарио. Добыча золота и меди, которая составляла менее 3% мирового производства в 1910 году, выросла до 13% к 1939 году. В производстве свинца и цинка наблюдался аналогичный рост. С новыми технологиями производство цветных и благородных металлов продолжало расти. Производство алюминия расширилось с развитием гидроэнергетики. Цветные металлы и золото увеличили их относительную значимость по сравнению с пшеницей, но пшеница, пшеничная мука, целлюлоза и бумага продолжали составлять более половины всего экспорта. Энергетика получила новый импульс после 1945 года. До этого времени Канада полагалась на импорт угля, хотя некоторые местные источники были доступны в Новой Шотландии, а небольшие объемы нефти и газа обслуживали местные рынки. Но открытие крупнейших углеводородных запасов в Ледуке в 1947 году привело к резкому расширению запасов нефти и природного газа. Была начата реализация программы по созданию инфраструктуры, которая обеспечивала бы новым продуктом сначала внутренний, а затем зарубежные рынки. Был построен региональный трубопровод к востоку от Альберты, на западе в Британской Колумбии в 1953 году был построен трубопровод Трансмонтэйн. Начались поставки природного газа в Ванкувер и в восточную Канаду. К 1970-м годам производство многих основных металлов Канады достигло своего пика. Для никеля, меди, цинка и железной руды 1970-е годы были высшими точками для добычи. В 1980-е годы увеличилось производство урана и калия. Высокие цены на золото, которые в 1980 году достигли максимума, стимулировали инвестиции в золото и приводили к быстрому росту его производства. С августа 1980 по август 1990 года производство золота в Канаде увеличилось на 327%. Период после 2000 года характеризуется значительным бумом ресурсов. Экспорт энергии расширился и превзошел экспорт деревообрабатывающей промышленности. В энергетическом секторе экспорт природного газа начал расти в конце 1990-х годов, после чего последовал быстрый рост числа новых источников добычи нефти. Были также введены в эксплуатацию обнаруженные в 1980-х годах новые источники морской нефти Ньюфаундленда и природный газ Новой Шотландии. Историческое развитие экономики Канады, рассмотренное выше, сопровождалось развитием ТКС на основе Тихоокеанской железной дороги (рис. 4). Это развитие принесло огромный синергетический эффект.
 Морской путь Святого Лаврентия. 
Первые попытка проектирования национального глубоководного пути вдоль реки Святого Лаврентия были сделаны в 1890-х годах. В последующие десятилетия разработчики предложили глубоководный гидротехнический проект для обеспечения морских каналов для океанских судов. К началу 1920-х годов, был принят совместный проект. Морской путь был открыт в 1959 году и стоил $470 млн, из которых 336,2 млн. было выплачено правительством Канады. В тот или иной момент на проекте работало 22 тысячи рабочих, супермагистраль для океанских фрахтователей составляет 2300 миль. Морской путь Святого Лаврентия (SLSW) официально простирается от Монреаля, на юго-западе вдоль реки Святого Лаврентия, через озеро Онтарио и в середине озера Эри. Он состоит из углублений реки Святого Лаврентия и пяти коротких каналов, соединенных семью шлюзами, с дополнительными восемью шлюзами канала Уэллэнд между озерами Онтарио и Эри. США контролирует два шлюза (Снелл и Эйзенхауэр), а остальные контролируются канадским правительством. Парусный транспорт из Монреаля в Эри, Пенсильвания, корабли совершают около 400 морских миль в стандартном транзитном режиме около двух дней. Проход через все 15 шлюзов также обеспечивают подъем судов на 180 метров, чтобы соответствовать изменению уровня воды от залива Святого Лаврентия до озера Эри. Критическое звено SLSW располагается на отрезке Озера – залив Святого Лаврентия, позволяющем пройти между Атлантическим океаном и всеми пятью Великими озерами. В сочетании со шлюзами, которые контролируются США (озеро Гурон и озеро Верхнее) суда могут проходить почти 1200 морских миль между Дулутом, Миннесотой и Монреалем, а в конечном итоге - портами в Европе и в других местах. Железная руда и зерно составляют большую часть груза, перемещаемого через морской порт Святого Лаврентия в порты США. В целом, объемные и жидкие грузы представляют собой 90 процентов тоннажа, перевозимого судами в более широком регионе Великих озер - Морской путь Святого Лаврентия. Как и в любой сложной транспортной системе, система SLSW имеет широкий круг заинтересованных сторон. К ним относятся государственные и частные организации. Следует отметить, что SLSW является частью крупной, мультимодальной, интернациональной региональной транспортной системы. Поскольку фрахт осуществляется коммерческими перевозчиками, существует естественная напряженность среди заинтересованных бизнес-сторон. Поэтому урегулирование интересов связано с государственным подходом к развитию системы. Seaway представляет собой значительный источник экономической активности в регионе. Согласно исследованию 2011 года, грузопоток обеспечил доходы в размере $12,3 млрд, открытие 86 000 рабочих мест в США и Канаде, а также $4,6 млрд в виде различных видов потребительских расходов (прямых, косвенных, индуцированных и местных) и $1,68 млрд в виде уплаченных налогов. С течением времени синергетический эффект от развития этого проекта только возрос. Транспортировка продуктов горной промышленности составляет более 40 процентов от общего объема перевозок Seaway. Продукты включают железную руду, уголь, кокс, соль и камень. Имеется высокий спрос со стороны европейских коммунальных предприятий на малосернистый уголь из США, отправляемых через морской порт Святого Лаврентия.
 Подробнее в журнале "Золотодобывающая промышленность" №5(83) октябрь 2017 г.

Подкаст



Подкаст о события в золотодобыче от 16.05.2016

Ваш выбор