Рынки: 22.09.2018

Москва
Берлин
Лондон
Нью-Йорк
Токио

ГЕОЛОГО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ РАЗВИТИЯ ТРАНСПОРТНО-КОМУНИКАЦИОННЫХ СЕТЕЙ

10.07.2018 в 02:21 - (Alex) Алексей Снегирев Вернуться обычный режим
Просмотров : 913
Экономическая мощь России связана с развитием горнодобывающей промышленности Сибири и Дальнего Востока ...
Потенциальная экономическая мощь России связана с развитием горнодобывающей промышленности Сибири и Дальнего Востока. В пространственной структуре МСК последних лидирующие позиции занимает Красноярский и Забайкальский края, Республика Саха (Якутия), Сахалинская, Иркутская, Магаданская и Амурская области. Существенную роль в МСК региона играют, Чукотский АО, Бурятия, Алтайский, Приморский, Хабаровский и Камчатский края. 6. Инновационная деятельность как фактор развития минерально-сырьевого комплекса. Этот фактор действует по трём направлениям [2]: во-первых, позволяет уверенно открывать и разрабатывать новые месторождения; во-вторых, эффективно осваивать забалансовые, ранее представлявшейся нерентабельными месторождения; в-третьих, увеличивать потенциал разрабатываемых месторождений за счёт переоценки величины их запасов. Использование инновационных технологий позволит в краткосрочной перспективе увеличить активные запасы стратегического минерального сырья в ряде регионов не менее чем на 20–30%. Таким образом можно будет преодолеть сложившееся с 1990-х годов отставание по расширенному воспроизводству МСБ. Ключевые элементы инновационной модели воспроизводства МСБ – создание и применение современных прогрессивных технологий добычи, обогащения и передела руд, обеспечивающих эффективную эксплуатацию ныне нерентабельных месторождений, извлечение сопутствующих полезных компонентов, замкнутый технологический цикл, минимизация экологического ущерба и утилизация отходов. Внедрение прорывных технологий позволит увеличить глубину переработки отечественного минерального сырья. Инновационный сценарий развития МСБ предусматривает стимулирование российского горного бизнеса для глобализации МСБ. Это, прежде всего, относится к инвестициям металлургических и горнодобывающих компаний в покупку минерально-сырьевых активов в странах ближнего и дальнего зарубежья, что обеспечивает не только выход на внутренние рынки этих стран и глобальный рынок (минуя многочисленных посредников), но и высокую окупаемость инвестиций. В итоге фактор глобализации позволит надёжно обеспечить потребности России в дефицитном минеральном сырье. Проблемы отечественной МСБ урана, глинозёма, хрома, марганца, высококачественных железных руд, цветных металлов, энергетического угля могут быть эффективно решены путём заключения межгосударственных соглашений со странами СНГ, Монголией, Китаем и другими странами. 7. Государственно-частное партнерство в недропользовании.. Последнее десятилетие мировой и отечественный опыт управления собственностью продемонстрировал пристальное внимание и активное использование обширного разнообразия схем (механизмов и форм) партнерства крупных собственников (см. обзор выше). Причем партнерство использовалось именно для решения актуальных проблем управления их капиталоемкими активами, присущими объектам природопользования и имущественным комплексом, включая ТКС [9]. Принципиальной характеристикой партнерства является то, что эта форма взаимодействия (схема, механизм сотрудничества собственников) не имеет юридического оформления. Ее нет в законодательных документах или иных нормативных правовых актах. Скорее всего, подобные формы там и не могут появиться. Это специфическая, своеобразная, присущая именно современному этапу социально-экономического развития форма взаимодействий – в виде соглашения сторон. Для государственного собственника – ГЧП представляет собой некое долгосрочное (стратегическое) соглашение между государственными и частными структурами. Реализация этого партнерского соглашения, осуществляет, как правило, через множество возможных схем и механизмов взаимодействий (во всевозможных разрешенных законом проявлениях и сочетаниях) между государственными и частными структурами в решении проблем, представляющих взаимный интерес для партнеров. Подобные соглашения можно заключать в рамках договорных отношений, представляемых в новой редакции закона «О недрах». Для государственного собственника в соглашениях о ГЧП государственные интересы могут затрагивать такие важные проблемы, как: • обеспечение качественного улучшения МСБ и МСК страны; • эффективное выполнение ряда функций государства частным сектором, но под контролем государства, как собственника недр; • содействие выполнению крупномасштабных проектов, направленных на геолого-экономическое освоение территорий, строительство объектов ТКС, создание центров добычи и др.; • более рациональное расходование ограниченных средств федерального бюджета. В свою очередь, говоря о частном собственнике в партнерских соглашениях типа ГЧП, нужно каждый раз понимать его структуру интересов, причем, очевидно, не всегда чисто коммерческих. Характерно при этом, что вопрос о собственности на объекты партнерства не является принципиальным. То есть, ГЧП вовсе не означает обязательное отчуждение государственной собственности частному собственнику. Каждый из партнеров ГЧП исходит из своих интересов, своих концептуальных взглядов и стратегии относительно прав собственности и ресурсных возможностей. При этом устанавливается взаимоприемлемый компромисс этих взглядов (критериев и ограничений) и гарантируется неизменность принятых договоренностей в долгосрочных схемах партнерства. 8. Взаимодополняющее развитие минерально-сырьевого и перерабатывающего секторов экономики. Американский экономист и публицист Пол Кругман удостоен Нобелевской премии по экономике за обоснование и выделение сырьевых и не сырьевых географо-экономических зон с разной направленностью развития [8]. Его теория реализована во многих странах мира. Однако в российской действительности попытки создания специализированных либо сырьевых, либо не сырьевых зон не увенчались успехом. Вместе с тем, если теоретические принципы создания раздельных зон соединить воедино в ресурсно-богатых субъектах РФ, то, благодаря синергетическому эффекту, можно достичь социально значимых результатов, что доказано всей историей развития СФО и ДФО. Можно сколько угодно говорить о пагубности и, якобы, неэффективности для России сырьевого (экспортно-сырьевого) направления экономики, но все-таки именно сырьевой сектор экономики составляет финансово-экономическую основу развития ресурсно богатых регионов страны. При законодательном установлении цивилизованных отношений в недропользовании в рамках ренто-ориентированной экономики ее сырьевой сектор может обеспечить политическую мощь и финансовую основу для развития (или возрождения) сектора индустриального. Образующаяся при реализации на внешнем рынке сырья ценовая рента может и должна быть направлена на развитие обрабатывающих и перерабатывающих производств. При нынешнем, далеко не блестящем, состоянии индустриального сектора низкий внутренний спрос на минеральное сырье не оказывает стимулирующего действия на сырьевой сектор экономики. Его продукция слабо востребована в России. В этих условиях значительная роль отводится экспортной составляющей сырьевого сектора. Россия вынуждена торговать минеральным сырьем (его излишками), которое не находит сбыта внутри страны. Также экспорт сырья обусловлен международными договорами России. С другой стороны, экспортная ориентированность экономики стимулирует развитие ТКС инфраструктуры. 9. Уровень развития инфраструктуры региона. В настоящее время на Северо-востоке России эффективно разрабатываются только высоколиквидные месторождения благородных металлов и угольные месторождения для местных нужд [10]. Эти месторождения расположены либо в пределах небольших очагов ТКС инфраструктуры (Камчатский край, Восточные районы РСЯ, Чукотский АО, Магаданская область, север Хабаровского края), либо в неосвоенных районах без ТКС. Технология отработки этих богатых месторождений золота и серебра позволяет обойтись минимальной энергетикой и ТКС. Пример освоения богатейшего золотосеребряного месторождения Купол показывает, что Kinross Gold отказалась даже от строительства ЛЭП к относительно близко расположенной Билибинской АЭС, работающей на 30% от проектной мощности, а также от строительства всесезонной дороги до порта Певек. Рудник имеет дизельную электростанцию, грузы завозит по зимнику и самолетами (построен современный аэропорт, принимающий тяжелые самолеты). Таким же путем в настоящее время осваиваются: Майский, Валунистый (Чукотский АО) и Хаканджинский, (север Хабаровского края) горнорудные районы. Анализ же материалов Дальневосточных экономических форумов, а также принятой транспортной стратегии до 2030 г. показывает, что надежды администраций субъектов ДФО связаны с глобальными проектами развития инфраструктуры – строительством «трансконтинентальной» железной дороги, вторым выходом БАМа к Тихому океану, развитием сети автомобильных дорог, трубопроводов, энергетики. Предполагается, что в этом случае резко возрастет эффективность освоения всей имеющейся в этих регионах МСБ. Альтернативным направлением формирования инфраструктуры по нашему мнению, для освоения МСБ в северных приморских регионах может быть дальнейшее развитие «очаговой» инфраструктуры на примере блестяще реализованной в советские годы Магаданской схемы. Последняя заключалась в строительстве морского порта и развитие подводящих к нему автодорог, связывающих порт с горнодобывающими предприятиями. Таким путем в последние годы идут трансконтинентальные компании, осваивающие крупные месторождения штата Аляски и Севера Канады, а также в сырьевых Южно-Американских странах (Перу, Эквадор, Мексика, Чили). Например, всю продукции крупнейшего в мире полиметаллического рудника Ред Дог (штат Аляска), имеющего большое влияние на мировой рынок цинка, успевают вывезти в течение 3-х месяцев навигации в Чукотском и Беринговом морях.
Подробнее в журнале "Золотодобывающая промышленность" №3(87) июнь 2018 г. 

Подкаст



Подкаст о события в золотодобыче от 28.05.2018

Ваш выбор