Рынки: 29.09.2020

Москва
Берлин
Лондон
Нью-Йорк
Токио

К ВОПРОСУ ОРГАНИЗАЦИОННО-ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ДОБЫЧИ ФИЗЛИЦАМИ (ВОЛЬНОГО ПРИНОСА) ЦЕННЫХ МИНЕРАЛЬНЫХ РЕСУРСОВ

02.06.2019 в 00:39 - (Alex) Алексей Иванов Вернуться обычный режим
Просмотров : 912
Вопрос внедрения вольного приноса — это не вопрос «вводить или не вводить», это частный случай, когда должен действовать закон ...
Организационно-законодательные вопросы добычи золота физлицами нельзя выделять и отрывать от всего комплекса проблем использования минерально-сырьевых ресурсов и землепользования. Место и роль индивидуального и малообъёмного недропользования недооценивается и плохо, искаженно понимается. Прежде всего, хорошо бы отказаться от устаревшего, навеянного сталинско-гулаговскими временами, понимания вольного приноса. В соответствии с современными вызовами термин «вольный принос 21 века» следует определить как «Система малообъёмного недропользования на условиях, обеспечивающих наибольшее благоприятствование, самодостаточную активность и воспроизводственное развтие оператора (в том числе физического лица) по освоению минеральных ресурсов при соблюдении заявительного принципа регистрации прав недропользования» - сокращенно СиМОН. Вопрос внедрения вольного приноса — это не вопрос «вводить или не вводить», это частный случай, когда должен действовать закон соответствия проиводственных отношений уровню развития производительных сил. Поясняю: при феодализме ни о каком легальном вольном приносе речи быть не может. Знаменитый Лев Брусницин первый в феодальной России открыл россыпную залежь вопреки строгому запрету работать не там, где дозволено. В современной России он определённо попал бы под статью 191 УК РФ. Масса и разнообразие малых форм недропользования обеспечивают переход количества в качество и тем самым предопределяет инновационный технико-технологический скачок, революцию. Это универсальный закон развития, который противники вольного приноса «забыли». Количество и активность малых нефтегазовых компаний обусловило так называемую «сланцевую революцию» в США. По сути, это новый технико-технологический уровень добычи трудноизвлекаемых углеводородных ресурсов. Официально предложенные и принятые Госдумой в первом чтении поправки в закон о недрах, разрешающие добычу золота физлицами, на мой взгляд, являются совершенно недостаточными: отсутствуют многие необходимые аспекты и важные обстоятельства, не учтён опыт успешных, развитых стран, что, соответственно, требует кардинальной доработки. Во-первых, следует отказаться от формулировки «разрешение на добычу золота физлицами в форме ИП». Это радикально сокращает пространство совершенствования недропользования, не учитывает неразрывно связанные с золотом шлихообразующие минералы. Исполнять строго такую формулировку в законе технологически невозможно: куда девать сопутствующие компоненты? Что, создавать для десятков других ценных минералов, десятки других подобных законов? У большинства населения указанная формулировка ассоциируется с тем, что по тайге будут «шастать» бородатые мужики и мыть золото.. Уместно внедрить термин «Система малообъёмного недропользования», сокращенно СиМОН, которая должна включать в себя следующие понятия: «минералогический туризм», «вольноприноситель», «старатель», «юниорное (пионерное) предпринимательство». В обновленной системе недропользования следует легализовать малые независимые или хозрасчетные бригады. Современные процессы и технологии малообъёмного недропользования легко вписываются в актуальную на сегодня экологическую концепцию природоподобной технологии. Малообъёмное недропользование имеет свою необходимую нишу, объективно обусловленную горно-геологическими условиями и технологическими возможностями. Кроме этого, следует четко осознать: на данном этапе массовой доступности современнейшей эффективной малой техники и технологии (металлоискатели, минидраги, миниприборы, миниконцентраторы...) в сочетании с качеством и количеством разнообразнейших залежей ценных минералов на огромной территории РФ ставить задачу сохранения тотального контроля и запрета на освоение этих ресурсов физлицами крайне неразумно. Игнорирование данных фактов усугубляет экстралегальность поведения экономически активного населения. Вопрос только в том, как грамотно, глубоко предметно, гармонично организовать данную нишу недропользования.. СиМОН логично и последовательно включает в себя простые, непротиворечивые, однозначно определённые правила поиска, разведки, добычи и оборота ценных минералов, драгметаллов, камней. Суть проблемы в снятии ненужных, неразумных, удушающих созидательную инициативу, контрольных функций и надзорных правил на протяжении всей производственной цепочки, вплоть до реализации конечного продукта. Нецелесообразно вводить положение «месторождение, запасы до 10 кг золота», ибо это резко ограничивает количество рабочих мест. Указанных объектов с учтёнными (балансовыми) запасами до 10 кг по всей России не более 350, в противовес десяткам тысяч проявлений золотоносности. Ограничение должно быть одно: «применяемая единица оборудования мощностью до 50 л. с.» или «суммарная мощность механизмов не должна превышать 150 л. с.». Подобные ограничения успешно работает в ряде развитых стран. Поле деятельности СиМОН — огромный потенциал ресурсов всех категорий, вовлечение которых через малые юниорные, пионерные форматы позволит организовать стартапы, современные драйверы экономического развития. Количественные, объёмные ограничения удобно формулировать через понятие «золотого эквивалента». Малое недропользование не следует ограничивать только золотом, так как золото в недрах «не ходит одно». Множество других ценных минералов можно и нужно разведывать и добывать малыми формами недропользования.. Особенно актуально это на современном этапе, когда прогресс в промышленности во многом определяется уровнем использования редких, цветных, благородных металлов, редкоземельных элементов и их сплавов. Даже в советское время это было возможно: в 1973 году, будучи студентом на практике в Магаданской области, я наблюдал (пару дней помогал) работу двух старателей, добывающих касситеритовый (оловянный) концентрат по договору с Иультинским ГОКом на заброшенном руднике. До сих пор, доброй памятью вспоминаю старшего из этих старателей — Бориса Маскаева — уникального самородка, технаря с изобретательской жилкой, которому, как воздух, необходима была свобода творчества. В отдаленных, суровых условиях он сумел создать простую и эффективную цепочку от добычи, первичного обогащения до доводки оловянного концентрата. На сегодняшний день организовать в строго правовом поле подобую работу практически невозможно: подобная деятельность, мягко говоря, не поощряется. Мощным стимулом развития недропользования может стать учреждение правительственной структуры регуляционных запасов ценных минералов, в первую очередь шлихового, лигатурного золота, самородков, камней, концентратов ценных минералов. Эти запасы могут играть роль резерва Центробанка, например, через систему региональных Комдрагметов. Государство в обмен на бумажные рубли получит во владение высоколиквидные материальные ценности и существенный вклад в ВВП страны. Грамотное управление этими запасами позволит укрепить рубль, ускорить денежный оборот и в целом эффективность экономики страны. Юридические формы регистрации не следует ограничивать только форматом ИП. Необходимо предусмотреть максимальное разнообразие, так как на практике встречаются различные конкретные ситуации вплоть до семейного подряда и индивидуального контракта с крупным недропользователем. Формы регистрации должны быть рекомендательными с типовыми уставами, договорами, положениями. Предусмотреть также необходимость организации районных, областных, краевых ассоциаций независимых недропользователей, которые могут использовать кооперативные формы организации работы и эффективно взять на себя часть контрольных функций. Регистрацию, выдачу разрешения оператору (действующему лицу) СиМОН однозначно следует возложить на уровень субъекта федерации по критерию: объём ресурсов до 10 тн, ежегодное производство до 100 кг золотого эквивалента. Уместно наложить ограничение на размер участка (клейма) при добыче или разведке, но при этом четко сформулировать права собственности . А при поисках указывать координаты местности или траекторию маршрута. Для специалиста очевидно, что указанные недостатки и недоработки на практике вполне могут привести к дискредитации самой идеи вольного приноса. Информация о том, что вольный принос введут только в Магаданской области в качестве зксперимента не добавляет оптимизма. Эксперимент, похоже, содержит посыл: «авось да, авось нет». Герои русской сказки Авось и Как-нибудь здесь неуместны. История разрешений, которые сменялиись запретам на добычу физлицами золота в России, пока прогнозирует пессимизм. Это свидетельство того факта, что решения принимаются в угоду сиюминутному настрою и интересу влиятельных околовластных групп, а не в результате объективно сложившегося исторического уровня развития производительных сил и производственных условий. Разрешение на индивидуальную добычу — это мизерная, но важнейшая и первоочередная часть того, что надо сделать для совершенствования недропользования в современных рыночных условиях. Но, именно разумное, грамотное, последовательное внедрение вольного приноса в широком понимании — это необходимое звено, за которое следует тянуть, вытаскивая всю цепочку проблем недропользования на адекватный уровень рейтинга благоприятности инвестиций в виде «деньги + персонал + знания «know how”. Это позволит расширить оперативное пространство россыпной золотодобычи и недропользования в целом, снять избыточные административные и бюрократические удавки в этой области.
Подробнее в журнале "Золотодобывающая промвшленность" №2(92) апрель 2019 г. 

Подкаст



Подкаст о события в золотодобыче от 28.05.2018

Ваш выбор